Будущее стало на шаг ближе

Президент РФ Владимир Путин и премьер-министр РФ Дмитрий Медведев (на фото - во время встречи с президентом Белоруссии А. Лукашенко 21 сентября)

До 1 октября 2018 года правительство должно было разработать национальные проекты. И как только первое число настало, прямо ночью появилось сообщение ТАСС, из которого следует, что кабмин успел. До 2021 года на реализацию 12 нацпроектов правительства будет потрачено 4,6 трлн рублей. Что получит от этого частный бизнес? Или, иначе: сможет ли он принять участие в экономическом рывке?

Наилучшие ожидания

Правительство начало предметную реализацию «майских указов» Владимира Путина. Оно внесло в Совет при президенте России по стратегическому развитию и национальным проектам паспорта 12 нацпроектов. Их реализация запланирована до 2024 года, но уже в 2019-2021 годах на них будет израсходовано 4,6 трлн рублей. «Паспорта укрупненно отражают мероприятия по достижению поставленных в указе национальных целей и целевых показателей», — говорится в сообщении пресс-службы кабмина.

В числе важнейших нацпроектов ускоренное внедрение цифровых технологий в экономике и социальной сфере, увеличение объема жилищного строительства не менее чем до 120 млн кв м в год, кардинальное повышение комфортности городской среды, повышение индекса качества городской среды на 30%, сокращение в соответствии с этим индексом количества городов с неблагоприятной средой в два раза, увеличение до 50% доли автомобильных дорог регионального значения, соответствующих нормативным требованиям, передает агентство ТАСС со ссылкой на материалы правительства.

В сфере экономики ожидается рост производительности труда на средних и крупных предприятиях несырьевого сектора на 105%, увеличение численности занятых в сфере малого и среднего предпринимательства до 25 миллионов человек, улучшение условий ведения предпринимательской деятельности, доведение доли экспорта продукции обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства и услуг в ВВП до 20%.

Штрихи будущего

Пока по паспортам национальных проектов можно определить лишь штрихи будущего направления развития, которые тем не менее будут показывать бизнесу дальнейшие планы государства по распределению ресурсов и созданию условий для частной инициативы, отмечает сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров. Что немаловажно, в условиях смены правил игры в определенных отраслях. Например, строительная отрасль в условиях перехода на рельсы финансового проектирования должна также увеличить ежегодные темпы ввода жилья практически в 2 раза до 120 млн кв. метров.

С этой точки зрения, уверен Назаров, национальные проекты позволят выстраивать бизнес-планирование на ближайшие шесть лет, учитывая государственные задачи и приоритеты. Что, конечно, позволит увеличить темпы экономического роста. Если за прошлый год благодаря улучшению макроэкономической ситуации Россия поднялась на 5 строчек до 38 места в рейтинге конкурентоспособных экономик мира Всемирного экономического форума, то к 2024 году нам нужно как минимум не снижать набранных темпов, чтобы войти в Топ-5.

Нацпроекты  за счёт широкого охвата различных сфер направлены на совершенствование в ключевых областях развития страны, включая возможности для бизнеса, повышение спроса на товары и услуги и их производства, экспорта,  развитие производственной базы, напоминает ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман. Это взаимосвязанные стимулы для предпринимательства. Например, увеличение доступа к интернету и цифровые технологии дают толчок развития не только бизнесу в IT-сфере, но и в целом меняют условия производства и потребления, создают новые продукты. Рост жилищного строительства и совершенствование городской среды развивают в комплексе не только отрасли строительства, но и производство стройматериалов, электроэнергии, транспорт, машиностроение, потребительский сектор, финансовые услуги и пр. А планы повышения производительности труда , развития малого и среднего бизнеса, прорыв в конкурентоспособности науки и образования актуальны для предпринимательства в целом во всех его направлениях.

Но, как обычно, при формировании нацпроектов основной вопрос – в практической их реализуемости, возможностях осуществления, достаточности ресурсов, стимулов, в противопоставлении интересов различных групп участников процессов, уверен Марк Гойхман. И хотя проекты долгосрочные, но недавние действия экономических властей во многом противоречат заявляемым планам. Повышение НДС и ключевой процентной ставки ограничивают возможности бизнеса в инвестициях, рентабельности. Увеличение пенсионного возраста  препятствует обновлению кадров и росту производительности. «Не окажутся ли приземлённые реалии в результате сильнее масштабных проектов?» — задается вопросом эксперт.

А это сколько?

Реализация новых национальных проектов будет стимулировать частный сектор экономики опосредованно, путем наращивания объемов госзаказа, числа и стоимости предлагаемых на торгах контрактов, признает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. Однако, по его словам, если учесть, что в 2017 году  сумма закупок только госкомпаний (включая госкорпорации), без учета унитарных предприятий и госучреждений всех уровней, оценивается в 18,7 трлн рублей, очевидно, что 4,6 трлн не выглядят столь уж внушительной суммой.

Таким образом, на его взгляд, рассматривая новые нацпроекты, стоит в первую очередь задаваться двумя вопросами: достаточна ли означенная сумма для достижения целевых результатов по повышению социально-экономических показателей, и кого можно считать ключевыми бенефициарами исполнения данных проектов за исключением непосредственно населения, в чьих интересах они и реализуются.

4,6 трлн рублей — много это или мало? Для сравнения, отмечает аналитик: работы по подготовке к Олимпийским играм в Сочи, самому масштабному и дорогостоящему проекту в современной российской истории,  обошлись в 51 млрд долларов. На реализацию 12 национальных проектов предполагается потратить на 20,1 долларов млрд больше (по текущему курсу). Несмотря на то, что сами Олимпийские Игры как мероприятие не привнесли экономики существенного роста, подготовка к ним существенно стимулировала приток инвестиций в частный сектор посредством размещения большего объема государственного заказа.

Теоретически можно предположить, говорит эксперт, что проведение мероприятий по улучшению качества дорожной инфраструктуры, повышению качества жизни в городах, развитие коммуникационной инфраструктуры, внедрение цифровых технологий, инвестиции в образование и интеллектуальный капитал, а так же обрабатывающий сектор могут существенно стимулировать приток средств в экономику, что будет способствовать ее росту

С рядом оговорок

Но тут стоит сделать оговорку, и очень важную, обращает внимание Илья Жарский. По сути, как и в случае с ОИ и ЧМ, равно как и с другими масштабными проектами федерального уровня, доступ к бюджетным миллиардам будет ограничен и в конечном итоге бенефициарами реализации национальных проектов станет в первую очередь государственный, а не частный сектор. Мы говорим о развитии дорожного строительства и понимаем, что доступ к контрактам получит два десятка крупнейших участников рынка, об инвестициях в обрабатывающий сектор, и держим в уме, что крупнейшим собственником промышленных предприятий снова становится государство, а точнее Ростех. Говоря о развитии образования, снова вспоминаем, что количество вузов в стране за три года сократилось вдвое, на 1097 образовательных учреждения, при этом происходит укрупнение вузов государственных. О жилищном строительстве — и понимаем, что рост будет обеспечиваться за счет роста ввода объемов муниципального и ведомственного жилья, считает эксперт.

Понятно, что субподряд никуда не денется и средства в каком-то объеме дойдут и до субъектов малого и среднего бизнеса, констатирует Илья Жарский. Но в объемах, несопоставимых с первоначальными. Большая же часть средств, выделяемых на реализацию нацпроектов, останется в укрупняющемся государственном секторе, считает он. И ничего экстраординарного и выбивающегося за рамки привычного в этом по сути нет: российская экономика формируется вокруг госсектора, занимающего доминирующее положение во всех без исключения секторах; государство, являющееся и основным источником инвестиций, и работодателем, и актором экономической деятельности по факту становится все более самодостаточным. Частный же сектор, по сути, находится в зависимом положении и претендует скорее на роль подмастерья, чем равного по силе и возможностям партнера государства.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *